Гималайский медведь

Asiatic Black BearВ порыве ярости или в азарте игры они могут ломиться сквозь кусты, сокрушая от мала до велика на своем пути. На протяжении всей истории, начиная со времени наших доисторических предков, медведи зачаровывали, развлекали человека, наводили на него ужас, а потому были окружены определенной таинственностью. Мама гризли или полярного медведя может тянуть в 750 раз больше своего новорожденного малыша, вес которого, вероятно, меньше полутора фунтов (0,68 кг). Порой медведи передвигаются бесшумно, будто призраки, и могут спрятаться этак хорошо, что человек, вторгшийся в их царство, не в состоянии их заметить. Медведь сам по себе олицетворяет тайну дикости. Житейский цикл медведей вызывает изумление во многих отношениях. Такое несоответствие легче представить, если учесть, что дама-мать весит итого лишь в 15-20 один больше своего младенца. И для этого вечно имелось достаточно оснований. При этом они рычат, кашляют, чихают, а лесное отзвук лишь усиливает эти звуки, превращая их в нечто сверхъестественное и ужасное. Так, новорожденный детеныш черного медведя размером с белку, однако когда он достигнет зрелости, его вес увеличится в пятьсот один.

Антропоморфическое и созданный манер забавляют нас. Дрессированный косолапый мишка, конечно, забавен, однако это также и весьма грустное зрелище, когда скотина существует и живет в неволе и его заставляют выполнять разные трюки, вместо того, для того чтобы жить, как живут от мала до велика другие звери на свободе. Не потому ли мы получаем наслаждение в цирке, когда косолапый мишка танцует, тяжело переваливаясь с лапы на лапу, или ездит на трехколесном велосипеде, балансируя стоит на мяче, ходит по канату или обнимает и «целует» своего дрессировщика. Взрослый же косолапый мишка может без особых усилий размозжить голову дрессировщика или одним ударом лапы сбросить с него скальп. Любой косолапый мишка, даже очень выдрессированный, в сущности, вечно остается диким, и дрессировщики предпочитают не будить в нем зверя, поскольку лучше других знают, будто обращаться со «своим» медведем в различных ситуациях. Глядя на ужимки медведя, мы будто бы узнаем себя, воображая, что над ними сыграла злую шутку колдунья из волшебной сказки. Медведица-мама порой похожа на женщину-мама, особенно когда холит и лелеет своего малыша или двух, лежа на спине или сидя на корточках, прислонившись спиной к дереву. Существуют весьма известные дрессировщики, которые решительно и бесстрашно могут трудиться с огромными, чрезвычайно сильными медведями, которых они вырастили и воспитали с самого младенчества. Какими бы забавными ни были медведи, они от мала до велика же остаются непредсказуемыми и опасными. Можно повергнуть и другие примеры, когда медведица относится к своим детям с подобный же любовью или этак же злится, будто мать человека. Известны случаи в Белоруссии, когда медведица в гневе вламывалось в дом, разносила в щепки входную дверь, страдала корпусная мебель и все деревянные бытовые изделия для дома. Для большинства людей такой медведь представляется жертвой злых чар человека, в результате которых этот могучий зверь превращен в жалкое существо по сравнению со своим братом, свободно живущим в дикой природе.

Обновлено: 21/12/2010

Оставить комментарий: